Случайная ядерная война:

Хронология наиболее опасных событий

Можно утверждать, что наиболее разрушительная военная угроза связана с ядерной войной, которая может начаться в результате случайности или ошибки, а не в результате чьих-либо спланированных действий. Человечество многократно оказывалось в шаге от случайной ядерной войны, и учитывая то, что мировой ядерный арсенал составляет 15000 единиц оружия (тысячи из которых ‒ в состоянии полной боевой готовности и могут быть мгновенно приведены в действие), катастрофа становится вопросом времени.

Click here to see this timeline in other languages: EnglishUS_FlagChinese china_flag French France_Flag Polish Poland Spanish Spain_Flag

Список опасных событий настолько велик, что становится не по себе, но так как хронология включает только американские рассекреченные данные, вполне возможно, что он далеко не полный. Вероятно, о других опасных инцидентах, произошедших в США, мы не знаем, и нам точно неизвестно, сколько раз другие восемь стран оказывались на грани ядерной катастрофы. Многие специалисты ядерной сферы обеспокоены тем, что ядерная война может начаться между Индией и Пакистаном, и если одна из этих стран случайно развяжет военные действия, жертвами последующей ядерной зимы могут стать 1 миллиард людей по всему миру.

Кроме того, есть признаки начала новой холодной войны. США и Россия модернизируют ядерные арсеналы, а это сопряжено с созданием нового оружия и повышенной вероятностью новых сбоев в системе. Угроза случайной ядерной войны лишь растет, и в отсутствии крупных инициатив, направленных на снижение угрозы, рано или поздно удача от нас отвернется.

Информация для большинства пунктов в хронологии была предоставлена «Союзом обеспокоенных ученых» (UCS) и сайтом Nuclear Files, а также взята из книги Эрика Шлоссера «Контроль и управление: ядерное оружие, дамасский инцидент и иллюзия безопасности» (Command and Control: Nuclear Weapons, the Damascus Incident, and the Illusion of Safety) и сайта интернет-СМИ Mother Jones. Информация представлена как в нашем, так и в оригинальном изложении и сопровождается ссылками на источник.

Члены команды FLI о событиях, которые они считают наиболее опасными:

Энтони Агирре: Я наверно смухлюю и скажу, что таковым можно считать Карибский кризис и совокупность событий к нему относящихся – их так много!  Они показывают, что а) когда напряженность нарастает, значительно увеличивается риск того, что цепочка досадных случайностей и т.п. выльется в серьезные проблемы (взять, например, эпизод с капитаном подводной лодки) и b) тот факт, что мы остались живы во времена Карибского кризиса – огромная удача, и ничто не гарантирует благополучного исхода событий в случае новой эскалации напряженности.

Мея Чита-Тегмарк: Я считаю эпизод с медведем, который спровоцировал ядерную тревогу 25 октября 1962 г., демонстрацией человеческого цинизма. Мы, люди, с высокомерием противопоставляем себя другим представителям животного царства, но сами того не осознавая, создали систему, вторгшись в которую, обычный медведь мог подвергнуть человеческую цивилизацию опасности.

Ариэль Конн: Для меня самый тревожный эпизод – депрессия Ричарда Никсона, потому что в любое время с любым президентом может случиться то же самое. Здесь все зависит не от внешнеполитических разногласий, а от конфликта внутри отдельно взятой личности, о котором миру может быть известно или неизвестно. По мере того как в мире начинают уделять больше внимания проблеме психического здоровья, становится все более очевидно, что ни одному человеку нельзя полностью доверить контроль над ядерным оружием.

Виктория Краковна: В равной степени опасными мне представляются эпизоды с Архиповым и Петровым, но и президентская депрессия – тоже страшно.  Эти события показывают, как много может зависеть от решений одного человека.

Янош Крамар: Мне кажется, ложная тревога при президенте Ельцине – наиболее тревожный пример, хотя бы потому что дело дошло до ядерного чемоданчика, и судя по траектории полета самой ракеты, целью ее запуска мог быть удар электромагнитным импульсом (ЭМИ). В своем выборе я отчасти руководствуюсь предположением, что в других случаях события не привели бы к взаимному гарантированному уничтожению (MAD). Если я не прав, то тогда, пожалуй, эпизод с офицером Архиповым представлял наибольшую угрозу, ведь двое из трех офицеров подтвердили решение о запуске ЯО, а это значит, что катастрофа была совсем близко (по моим подсчетам, вероятность составляла 25%).

Ричард Малла: Я бы выбрал инцидент, в котором фигурирует офицер Петров. Так, он вспоминает, что лишь наполовину был уверен в своем решении пойти в обход формальных процедур. На его месте немногие бы смогли принять разумное решение и подвергнуть сомнению показания техники.

Лукас Перри: «Капитан советской подводной лодки решил запустить ядерную торпеду во время Карибского кризиса». Мне этот эпизод кажется самым страшным, поскольку дает понять, что в условиях нехватки важной информации небольшая группа враждебно настроенных людей с соответствующим доступом к ЯО может начать ядерную войну. С распространением технологий и знаний, необходимых для создания ЯО, продолжает расти угроза того, что ядерная война начнется по вине какой-нибудь небольшой группы людей в стране с нестабильной политической обстановкой.

Дэвид Стэнли: Для меня наиболее страшный пункт хронологии – «Потерян контакт с 50 ракетами», потому что в отличие от других инцидентов, этот мог бы потенциально привести к случайному запуску МБР, а не просто спровоцировать ложную тревогу о надвигающемся ударе. К тому же, сам факт того, что это произошло совсем недавно, говорит о том, что сегодняшние меры безопасности ненамного надежней, чем они были 50 лет назад.

Макс Тегмарк: «Капитан советской подводной лодки решил запустить ядерную торпеду во время Карибского кризиса». Для меня этот эпизод – повод ужаснуться и сделать выводы. Он показывает, как огромная угроза может стать результатом суммы множества отдельных досадных случайностей и недоразумений, которые не могли бы спровоцировать ядерную войну сами по себе, однако в совокупности способны обернуться идеальным штормом. Тот факт, что на протяжении десятилетий эта информация оставалась засекреченной, позволяет предположить, что о некоторых недавних страшных инцидентах нам пока неизвестно.